Category Archives: Uncategorized

Обувь будущего

— знаешь, Павлик,
я б хотел, чтоб жизнь моя
была долгой, но при этом
будущее в ней наступало не слишком быстро.
— да, динамично и медленно, Жорик,
происходить бы моей долгой жизни,
чтобы будущее, наступив на нее,
дало ей вмяться в мягкую цветную глину
и в ней оставить отчетливый отпечаток
непонятной, но очень подробной фигуры,
абстрактно красивой.
— …и пусть это будет глинистая тропа,
по которой гуляют к безвестному пруду
лисы и гуси, и только в их безоблачных
глазках пусть промелькнет этот оттиск
и сразу забудется, не беда.
— очень хочется, чтобы будущее, наступив,
не раздавило нас. обувь будущего — водолазная.

линза / Алену Уоллесу

решив достигнуть края себя
один человек
залил время в термос
напялил пространство
пару координатных сеток
от комаров
и метеоритных дождей
накинул на голову
закрыл глаза и пошел
пое-е-е-ехал
поплы-ы-ы-ыл
полете-е-е-ел
и хоп!
увидал малюсенького себя
принципиально-гейзенбергового
у себя в глазу
за веками
но краев у малюсенького себя
разобрать не смог
гравитационная линза
наверное

детское бохо

мама, твой ребенок
сед с головы до пят.
что? ну да, весь в тебя,
но теперь ему
уступают в метро,
каждый раз при этом
можно выбрать,
какое чувство в себе
счесть наиболее увлекательным.
мама, твой ребенок
носит детское бохо,
это мода старушек
двадцатилетней будущности.
мама, твой ребенок
уже пьет некоторые лекарства,
в точности, как ты,
вашу разницу в возрасте тому назад,
просто сейчас они
лучшего качества
и без рецепта на всех углах,
не то что.
мама, зачем я тебе все это говорю?
затем же, зачем ты повторяешь
время от времени,
что я в любом возрасте —
твой ребенок.
ну вот, пожалуйста,
я поела что-то
и в воображаемой шапке,
сейчас пришлю ммс из кафе.

полнота

понял меня с полуслова
на слове поймал
которое было вначале
в двух словах объяснил
про три разных слова
в разном порядке
мир труд май
я люблю тебя
ты кто такой
пушкин что ль
зачем это все
ну и ладно

ловко

одному человеку на жизнь расписали
двадцать дурацких поступков
и три совсем идиотских,
со всеми последствиями.
это на тридцать процентов
выше среднеэпошной нормы,
и ему потому полагался один постоянный
ангел-хранитель и два — для особых случаев.
ангелы перебдили в итоге,
и человек из графика выбился:
дурацких поступков вышло всего двенадцать,
а идиотских — один, да и этот на троечку,
после чего человек ловко скончался.
теперь его ангелам трудно —
приходится идиотничать
на глазах друг у друга,
но без толку: нет времени, нету людей —
нет и последствий, дури — не дури.

номер

все изменилось в тот день,
когда один человек понял,
что все люди на этой планете,
да и на прочих тоже,
делятся только
на два мира, не больше:
мир номер один, где у людей
одна дата в скобках
после их имени,
мир до тире,
и мир номер другой, у кого их две,
мир до и после тире;
мир номер другой
безразличен к своему номеру,
он существует,
никак о сем не заботясь,
лишь в мире,
в крошечном мире
номер один.

горюшки

один человек принес на базар
свои горюшки —
не продать, какое там,
просто прикинуть цены
и на людях побыть
незнакомых, в шуме и сутолоке.
мимо шли хозяйки, несли кошелки,
в кошелках — радости,
в кошельках — свист,
подходили, называли цены
одна другой выше.
человек пригорюнивался,
горюшки перекладывал поневыгоднее,
да все без толку: не дают цену ниже.
и когда базарный день кончился,
дорогущие свои горюшки сгреб человек
в корзину, табуретку сложил,
потянулся, понял, надо бы и съесть что-нибудь,
и горюшек покормить, двинулся к дому
но тут другой человек нагнал его,
заглянул в корзину да и сказал, что
ни гроша ломаного за горюшки эти не дал бы —
заберет все за так, за песенку.
с тех пор на базаре эти двое поют дуэтом.
народ раскошеливается.

поэтому так

для Маши Ю.

у бездомных кошек за зиму
собирается внутри ночь,
они за весну и лето
своей любовью и драками
на деревья наводят тьму,
и когда облетают листья,
набухают зимние почки
и выпускают ночь,
тогда приходит зима.
а зимой у бездомных кошек
внутри немножко свет,
этим они выживают.
его очень мало,
и зимой поэтому так.

то, что случится впредь

— любое твое решение
я поддержу, если ты знаешь,
что и зачем ты делаешь.
такая у нас любовь
с тобой. такая у нас любовь.
— а когда я забуду знать,
что и зачем я делаю,
кроме навыка или, допустим, желания
что-нибудь, да решать?
— тогда я стану тем, кто помнит
за нас обоих
то,
что случится впредь.
такая у них будет любовь —
у тех, кем мы будем потом.

как быть

“очень хочется рассказать тебе,
как быть для других и с другими,
почти как с самим собой,
как договариваться без всяких фраз,
понимать по красивым движеньям,
не различать, где ты, а где уже нет
(если такое бывает вообще),
как работать в точной пропорции
к силам и солнцу, к воде и друзьям,
как легко отдавать, чтобы снова возникло,
и снова, и снова, и снова,
как ни в чем не бывало.
я всё это очень хочу тебе рассказать,
но так, чтоб без слов,
иначе я всё испорчу”, —
говорит человечеству
маленькая лисичка
с сосновой иголкой
на изогнутой липкой
шляпке.