Category Archives: sounds

Andere Namen

Другие имена

Я знал когда-то чудака,
совсем чудного чудака —
тот человек слова глотал
и потому он напевал.
Всему давал другое имя.
Стул называл газетой он,
Дверную ручку звал столом,
Запиской величал ладонь.

Да он малыш, старик-малыш
Алфред Юдокус Квак и Дон Кихот.
В любой снежинке Бог сидит и ждет.
Он же малыш, старик-малыш.
Его в забытых книжках лишь,
быть может, углядишь.

Тот удивительный чудак —
совсем диковинный чудак.
За ручкой двери средь газет
тебе ладонью шлет привет.
Он бдит, когда мы с вами спим,
вдоль моря странствует, свистя,
ложится спать, когда мы бдим,
и на горшке, когда едим.

Да он малыш, старик-малыш,
Алфред Юдокус Квак и Дон Кихот.
В любой снежинке Бог сидит и ждет.
Он же малыш, старик-малыш.
Его в потертых книжках лишь,
быть может, углядишь.

Он был определен в приют,
Все видели, что временами
Из рук Христа не раз, не два
Он гвозди извлекал щипцами.

Тот чудик где-то среди нас.
Не виден он, лишь в поздний час
Велосипед с ним говорит,
А он в ответ всегда молчит.

Advertisement

Mysteriet Deg / Ты тайна

пер. с норвежского и шведского (+ англ. подстрочник мне в помощь)

I (норв.)

С восторгом изумленным говоришь ты о далеких
Космических просторах и о вечной тишине
Глаза горят, и ты вдруг сам срываешься на шепот:
И вижу я моря, каких на Марсе больше нет.

(швед.)

Но я могу лишь размышлять о тайне твоих взоров,
О чуде, что со мною твои руки сотворят:
Так куколка невзрачная лишается покровов,
И бабочка являет волшебный свой наряд.

Припев: (х2) (швед.)

Ты – тайна всех миров и времен,
И чудо из чудес на свете:
Ты в меня влюблен.

II (швед.)

Со страстью и азартом ты толкуешь мне о Боге
Мы пьем вино, но ты не отвлечешься ни на миг,
И кругом голова моя от рассуждений строгих:
Мне невдомек, а ты как будто все давно постиг.

(норв.)

Но нет чудесней плеч твоих и бедер нет волшебней
И нет груди прекраснее, когда ты вся в огне
Таинственней ладоней, что согрею я своими,
Когда, непостижимая, ты прильнешь ко мне.

Припев:  (х2)

(норв.)

Пропал в тебе я – и спасен тобой
И твой каприз я выполню любой
Лишь потому, что ты – любовь моя.

Припев: (х3)

Bugger Off! Перевод классической бухой ирландской песни

Читателям с трудностями восприятия обсценной лексики лучше сразу удалиться.

Все съебись, подонки, все съебись! (Пшел нах!)
Все съебись, подонки, все съебись! (Пшел нах!)
Стадо блядских вы свиней, вас не выгонишь ни в жисть,
Вам, подонкам, здесь не светит больше, так что все съебись.

Вы компания что надо, только времечко летит,
Так что пусть вам дверь по жопе хорошенько примостит.
Компания вы славная, но хватит уж, кажись,
Мы будем страшно рады, коль вам всем отсель съебстись.

ПРИПЕВ

За барменов и за девиц, что таскали вам бухло
И терпели вонь и лыбы, когда всех поразвезло:
Оставляйте ваши гроши, когда станете валить,
Кроме тяжкой похмелюги, вам назавтра нечем жить.

ПРИПЕВ

Эй, красотки, вам охота музыкантов подождать
И из них к себе кого-то для ночных утех забрать
Без обид, девчонки, эта песня точно не для вас,
Мы-то с радостью, вот только долабаем этот пляс.

ПРИПЕВ

Вы красоткам обещали восхитительную ночь,
Но по правде вам, ужратым, встать поссать уже невмочь,
Никаких вам нынче блядок, вы упились в лютый хлам,
Чем быстрей вы все уйдете, тем быстрей заплатят нам

ПРИПЕВ

Hold on, by Tom Waits, in translation

Держись

У нас в городке повешен знак:
«Оторвался вовсю – не пришьешь никак»
Из Монте Рио она отбыла
Вот прямо как пуля из ствола
Черны глаза и бедра Монро
Лежал в Калифорнию путь ее
Золотая луна, в волосах ветра
Мне сказала: Эй, Джим, позабудь вчера.

О, ты только
Держись, держись
Ты давай держись
Вот моя рука, всегда недалека
Ты знай держись

Ну, по дешевке часы ей купил
И кольцо из ложки дал
Все так любят виноватых искать
Но у нас одно имя и одна кровать
Ну, давай, иди, легавым свисти
Девиц хороших в кафе не найти
Она мне: детка, я люблю тебя
Иногда ничего поделать нельзя

О, ты только
Держись, держись,
Ты давай держись
Вот моя рука, всегда недалека
А ты знай держись

Ну, храни бог сердце злое твое
Сент-Луис доконал меня
Где голос твой, битый фарфор
Как хотел бы я видеть здесь тебя
Ну, строишь сама – и сломать смогла
Ты спалила хоромы свои дотла
Когда нечего больше тут ловить
Когда шар голубой без тебя улетел

О, ты только
Держись, держись,
Ты давай держись
Вот моя рука, всегда недалека
А ты знай держись

Там, у мотеля Риверсайд,
Ниже нуля и все хуже
У лавки грошовой закрыла глаза
И вот уж она кружит
Но как же трудно так плясать
Если стужа и без песен
А город родимый и не сыскать
А у тебя в голове играет мотив,
Песня:

Держись, держись,
Ты давай держись
Вот моя рука, всегда недалека
А ты знай держись.

Andere namen

Hij is een kind, een heel oud kind.
Герману ван Вейну

Литература в переводе означает
всё усложнить, спрятать, запорошить.
Найди секретик, детка, — или лучше
сотвори сам, свой, из предложенных слов и пауз
и ломай потом голову, нашел или создал,
придумал или познал.

Музыка в переводе означает
всё дать как есть, обменяться, слиться.
Отдайся, детка, я уже весь твой, весь — ты.
Точнее и всесмысленнее только запах,
про него мы точно ничего не поймем,
к счастью.

“Я хочу быть тобой”, — и никакие еще предлоги
сюда не нужны, ни под каким предлогом.
Литература и музыка вместе в переводе означают
спеть что-нибудь без всякого смысла.
Означают, что нам желательно дать все как есть,
ничего не поняв, спеть на, скажем, голландском,
быть старыми, как ван Вейн, — быть друг другом
и не понимать, что поет ван Вейн старыми своими
веселыми настоящими глазами, чтоб он смотрел,
как мы сольемся.

Carte Postale

Visiting your planet for a few thousand days
Nothing to hide, no reason to stay.

открываю глаза и снова в гостях, не дома.
здесь так красиво, страшно, страшно красиво.
wish you were here пишут здесь на открытках
здесь неприлично вслух говорить, что не хочешь
еще раз приехать и все посмотреть как следует
(в первый заход обычно никто не успеет,
это большой лунапарк и ландшафтное чудо).
не принято вслух обсуждать, что экскурсии здешние
не покупаются, не продаются, – ты уже в туре.
одернут и не похвалят, если тоскуешь
по дому – принято дом забывать по мере возможности.

“а что дома? дома и нет тебя” – здесь пожимают плечами.
мне не вернуться, меня мне вручила таможня
по преземлении. мне без меня не получится здесь находиться.
дома буду не я, но, глядя в полночное небо,
чувствую все-таки: что-то домой доберется.