Category Archives: it doesn’t rhyme

Far too

I leave my favorite cup behind
Though I’m too old for this crap
I abandon allegiances to trademarks
Though I’m too old for this crap
I let go of places and things a lot
Though I’m too old for this crap
I have to move cities and countries, oh my
Ain’t I too old for this crap?
I share my life with this dirty war
I’m far too old for this crap.
But when it is time to shift beyond
We are always too young for this gap.

на смерть Ее Величества – 2

высочайшая возникает
и возникает симметрия
в герольдах крест-накрест
несущих на лепестках своих
львов драконов и арфу
в понурившихся по уставу
белолебяжьеголовых стражах
в идущих в ногу посеребренных
эльфийских принцах принцессах
в сочащемся свете широт
холодной атлантики
в белых усах барабанных палочек
уходящих в условное время
военных оркестров
и первого батальона
Ее Величества
и высокая эта симметрия
всем позволяет звать Ее Величество
“моей королевой”
пусть и не дозовешься

на смерть Ее Величества

цветком мандельброта расплескалась громадная жизнь
все континенты одним гобеленом
в балморале, в виндзоре, в бакингэме
люди вплетали руки с флажками
бежали дети смеялись корги
все пролетало как по часам под небом над морем
в приемных с пятнадцатью первых рукопожатий
вдоль неисчислимых судьбенных линий
нитей оборванных перевитых при ней начатых
все расцветшее хочет не хочет увянет
вот и эта бескрайняя роза чайно-молочная
и по шотландской распаханной зелени
замершего мандалоцвета среди лепестков
пробежала семерка жуков глянцевитых лендроверов
потащила в далекие земли шкатулку с нею на память

5 Irish Hokku

двое влюбленных
друг друга бросили чтоб
вновь в лисдунварне

вскачь мчится заяц
все знают путь неблизкий
до типперэри

раз в год на самайн
садятся за портером
дагда и патрик

когда рыбаки
уходят поспать поесть
баркасам скучно

люди не вечны
но солнце в хоут придет
и ради дроков

* * *

Мы стояли на полочках,
миллионы хрустальных шаров,
когда опрокинулся шкаф.
Теперь он падает каждый день
по миллиметру,
шары лупят друг в дружку
бильярдно,
многие бьются,
по полу россыпь,
а в каждом шаре
еще не упавшем
вихрится буря
самых разных
субстанций.
Вроде были же снег и блестки.

Буду им

Когда я открою глаза после всех этих снов
Встряхну головой ну и ну вот те на,
Подушка промокла слюни пот слезы?
Нет когда сон завершится вместе с глазами
Вместе с моей головою
Всё увижу я разом едино (не временно)
В моем сердце сольются все люди
Тоже проснувшиеся от боли и ужаса
От жизни в нецелом
Теперь всё наладилось
Я буду им дочь и мать
И бабушка безусловной любви.

сила

один человек перестав понимать
пришел с пепелища к лесу
из лесу к одному человеку
вышли медведь, сова и карась
чуть погодя откопался крот
один человек сел смотреть в лес
те четверо сели смотреть
в одного человека
трещали кузнечики
день делался жарче
и где-то к обеду
четверо углядели
размытые надписи:

  • дом там где нет ничего другого
  • вход он же выход
  • надо остановиться

и дальше что-то язвительное
одному человеку повезло больше
размытые надписи в зеркальном виде
читались как добрые заклинания
и силу имели.

возвращайся

меняю пейзаж за окном
окно меняю на иллюминатор
опять на окно
двери держу открытыми
а он как тогда ушел, так и нет
ожидаю
отовсюду тянет гарью
даже там где голубая вода
едва видна под цветками
ветер жарит хлебные запахи
но и в них гуляет железо
и недопустимое мясо
а я всё жду закрываю глаза
открываю глаза
а он как тогда ушел, так и нет
ожидаю
что-то выделываю руками
привожу в движение ноги
к окну от окна
чтоб на десять минут
хотя бы ускорить приход
главной новости
после которой все новости
наконец-то станут на равных
станут про воду про чистые запахи
ну куда ты ушел возвращайся
мне тащи всем нам главную новость за пазухой,
мой один человек

Приобщение

Любое прикосновение человека к чему угодно
либо временно справляется с энтропией,
либо ее навсегда увеличивает:
если внешней радости не было или не стало
в обыденной жизни,
человек либо постигает радость внутри
и входит в пространство духа,
либо входит к соседу, у которого внешняя радость
обыденной жизни все еще водится, —
чтобы ввести соседа в пространство духа,
принести ему весть о возвышенной радости,
приобщить к ней,
живым или мертвым.

без всего

каскад утрат
с утра до заката
и конечно во сне
бьет в макушку
прошибает дерет
насквозь
вынимает выносит
терять надо уметь
это занятие на всю жизнь
сперва теряешь
и не понимаешь
как так получилось
но чем старше
тем всё увереннее
проникновеннее
безвозвратнее
особенно когда
всяк вокруг
тоже учится
ускоренно
и утрачивает
на все руки
из всего сердца
без всего оставаясь
без себя оставаясь даже
и стоим мы такие все
и лежим мы такие все
и бежим мы такие все
а в макушке у каждого
по далекому лотосу