Author Archives: anandshashi

Вечный Карлсон

Старый Карлсон целыми днями
не вылезает из кресла.
Из кресла прекрасный вид
на покатые крыши,
варенье носит
в многолитровых банках
лысоватый Малыш,
я каждый раз прошу,
чтоб без сахара:
у Карлсона диабет,
отекают ноги.
Брюки с пропеллером
Карлсон подарил дворнику,
сам в них забросил летать
за много лет до инфаркта,
дворник счищает снег
с козырьков подъездов —
удобно, без лестницы-то.
Но выше брюки не поднимают,
пропеллер поеден ржавчиной.
Карлсон смотрит
дальнее небо по телевизору,
очень не любит сюрпризы,
жалуется на скверную память,
но при этом без устали вспоминает
и тысячи люстр, и испорченные пододеяльники,
и плюшки, и баловство ночное
на чужих крышах.
Малыш старается уходить,
пока не завелась эта шарманка.
Фотографии, впрочем, не любит,
а в зеркало смотрит по необходимости.
Я для Карлсона живое напоминание
всего того, что они с Малышом пережили.
Я храню все подарки и сувениры,
которые он приносил из дальних полетов.
Карлсону со мной трудно.
Я это знаю, когда мы с ним курим
у парапета и я смотрю в отцовы глаза,
по-прежнему синие,
как март над Стокгольмом.

Advertisement

мертвый лев

пока лев жив,
друг его слон
общается с ним,
к нему обращается;
когда лев мертв,
овдовевший слон
со львом обращается
и общается с его
родственниками
о льве,
обращается вокруг
льва неживого
зато бессмертного,
словно солнце,
в расширяющейся
вселенной воспоминаний
отныне полностью
необитаемого
слона.

в новостях

один человек, которому нездоровилось,
лежал окруженный Медведем, Зайцем, Совой
и другими ближайшими,
и вдруг узнал из новостей,
что в этот день во Вселенной
все окончательно разоружились.
заплакал, скоропостижно умер от счастья
и стал воздушным шариком.
над тем местом, где шарик скрылся за тучами,
теперь фонтан под названием
“Счастливый плач одного человека”,
на бортике надпись: “Главное, вам теперь
по крайней мере
будет с кем попрощаться”.

успел

Жизнь одного там Зверька
была быстрой и зрелищной:
едва открыв глазки-бусинки,
он успел очень красиво
разок сфотографировать
ее блик в окне напротив
и сочинить стишок про этот блик,
тоже красивый.
Небо над всем этим
не замерло ни на миг,
что Зверьку показалось
красивым не менее.
Но, пока не закрылись глазки,
успело же показаться.

и я

Медведю как стал постарше
теперь не нравятся
икра кабачковая
вощеные куртки
сериал вечный зов
узкие лоджии
голосовые помощники
запах сухих грибов
толстовки с резинкой внизу
песчаные пляжи
шрифт таймс нью роман
грильяж
уазики
рэп на Медведю понятных наречиях
часовые кармашки
бумажные полотенца
долма
Опоссум, Сорока, Виталик с Наташкой
и я.
Остальное устраивает.
По молодости был терпимее.

* * *

АНОНИМ, Внутренняя Ирландия

Не потому что лень на себя готовить жаркое
Не потому что жаль под себя застилать постели
Не потому что дурь это — рассуждать о вечном с самой собою
Не потому что блажь это — себе самой зацветать апрели.

Но и поэтому тоже.

Не потому что стало кристально ясно
Не потому что нашлось что отдать наконец
Не потому что напрыгалась и хватит уже понапрасну
Не потому что сеятель он же жнец.

Хоть и поэтому тоже.

Не потому что ты знаешь столько всего на свете
Не потому что мы оба не смели и думать даже
Не потому что гуляет меж нами морской настоящий ветер
Не потому что ты не гладишь футболки и я не глажу.

Пусть и поэтому тоже.

Всё потому что мы пахнем одним и на вкус мы с тобой едины
Всё потому что давным-давно и в каком-то где-то
То ли ты меня, то ли я тебя, то ли оба мы посередине
Спаслись от некой зимы и вернулись в невечное лето
Отдали друг дружке горсть какого нашли по карманам света
Поняли, что всё у нас теперь есть, даже если ничего нету
И станем одна вода, когда треснут наши кувшины.

зира, барбарис

из твоего необъятного шкафа
с приправами
через семь месяцев после
этой смерти
какое уж там “твоей”
теперь когда ты совершенно точно
уже ничего не потушишь
не сваришь
и не зажаришь
я забираю
теперь ничьи
гвоздику
сумах
черный перец
смеси для рыбы
смеси для картошки
смеси для мяса
смеси перцев
белый перец
сушеный укроп
барбарис
тмин
зиру
мяту
соль с зеленью
корицу
неподписанные пакеты
с травами
что-то в жестянках
от чая который
я привозила тебе
что-то в склянках
от меда который
я привозила тебе
что-то в фирменных склянках
треугольными и кудрявыми буквами
всё оттуда где
было и всегда будет
прекрасно
последним тебе перестал
быть интересным
дух зиры и барбариса
часть моих подношений
не распечатана.

лучше детства

седые морщинистые друзья
детства — все-таки состоявшегося
у Медведя, если судить по фотокарточкам
и замызганным плюшевым зайцам
в кладовке, —
седой морщинистый Сыч,
седой морщинистый Як
и седая, но Лама еще хоть куда
встретились за кружкой мёда
в Медвежьей сторожке
по осени, попили, построили
кое-какие планы на новый
год,
повспоминали старые
и пришли к бесспорному выводу:
лучшее детство всегда у того,
у кого богаче фантазия, а
лучше детства, чем то,
которое мы себе сочинили,
нам не сочинить даже в детстве.