Monthly Archives: February 2022

Так никогда еще не было

Они встретились где-то в двадцатых числах до марта,
среди крыш, откуда достать до веток, привычных, видавших,
там же на мокрой кровле начали целоваться,
по лестнице эхом загрохотали, у одной руки холодные,
ледяные, у другой всё теплее, у обеих всё теплей и теплей,
так у них, кажется, не было еще никогда,
и до календарного часа восхода солнца
зима, опрокинувшись, кончила,
весна, влюбленная, приподнялась на локте и закурила.

Вечный Карлсон

Старый Карлсон целыми днями
не вылезает из кресла.
Из кресла прекрасный вид
на покатые крыши,
варенье носит
в многолитровых банках
лысоватый Малыш,
я каждый раз прошу,
чтоб без сахара:
у Карлсона диабет,
отекают ноги.
Брюки с пропеллером
Карлсон подарил дворнику,
сам в них забросил летать
за много лет до инфаркта,
дворник счищает снег
с козырьков подъездов —
удобно, без лестницы-то.
Но выше брюки не поднимают,
пропеллер поеден ржавчиной.
Карлсон смотрит
дальнее небо по телевизору,
очень не любит сюрпризы,
жалуется на скверную память,
но при этом без устали вспоминает
и тысячи люстр, и испорченные пододеяльники,
и плюшки, и баловство ночное
на чужих крышах.
Малыш старается уходить,
пока не завелась эта шарманка.
Фотографии, впрочем, не любит,
а в зеркало смотрит по необходимости.
Я для Карлсона живое напоминание
всего того, что они с Малышом пережили.
Я храню все подарки и сувениры,
которые он приносил из дальних полетов.
Карлсону со мной трудно.
Я это знаю, когда мы с ним курим
у парапета и я смотрю в отцовы глаза,
по-прежнему синие,
как март над Стокгольмом.