Monthly Archives: August 2021

лучше детства

седые морщинистые друзья
детства — все-таки состоявшегося
у Медведя, если судить по фотокарточкам
и замызганным плюшевым зайцам
в кладовке, —
седой морщинистый Сыч,
седой морщинистый Як
и седая, но Лама еще хоть куда
встретились за кружкой мёда
в Медвежьей сторожке
по осени, попили, построили
кое-какие планы на новый
год,
повспоминали старые
и пришли к бесспорному выводу:
лучшее детство всегда у того,
у кого богаче фантазия, а
лучше детства, чем то,
которое мы себе сочинили,
нам не сочинить даже в детстве.

Птицам на память

В преддверье очередного сезона
конца света и просто его уменьшения,
тянет меньше быть важным и больше гулять
и зачем-то впитывать,
хотя очевидно же, что оно без толку
в конечном счете, и это вообще-то
хорошая новость, как хороши и дедлайны,
деды бодры, и лайны по-прежнему неэвклидовы.
Август в нашей всемирной теплице
позволяет и дальше плодиться,
урожай-урожай,
наливками яблочными наливаться,
раз мы спаслись уже
яблочно и даже медово,
а под куполом нашей задымленной оранжереи
витают коптеры, снимают птицам на память,
люди покамест валяются, паданки,
по берегам не их рек,
ни варенья из нас, ни компота,
да и на удобренье годятся лишь добрые,
а их нам самим не хватает.

Место для чая

Молчаливая, вечно занятая
красивой и вкусной ботаникой,
любительница утесов и вересков,
прогулок по кладбищам,
сонная, непромокаемая,
в толпе счастливо одинокая,
письма от мирозданья падают
в горизонтальные щели зрачков
и беззвучно деваются в недрах,
Овца не любила Кролика.
Нервный, чувствительный,
с тонкой душевной организацией
и великолепным слухом,
в том числе музыкальным,
болтун, анархист, весельчак,
любвеобильный отец-либертин,
Кролик Овцу не любил.
Не любить обоим не нравилось.
Нелюбовь занимает место внутри,
отведенное для совместного чая
и разговоров о разницах.
*
На терапии Сова посоветовала
им обоим
друг дружке про то сообщить.
Послушались.
*
Кролик, ты мне не нравишься.
Не нравишься ты мне, Овца.
*
Теперь всё в порядке,
они теперь так здороваются,
а следом смеются
и вместе пьют чай —
нечасто, поскольку
друг дружке все так же
не нравятся, —
но внутри теперь
место для чая
и разниц.