Monthly Archives: August 2020

потерял

один человек потерял
почти всю свою память;
недобрый друг решил пошутить.
показал одному человеку
свой шарф и свою собаку,
сказал так:
этот шарф побывал с тобой
в катманду, на шхуне
северных океанских путей,
среди патагонских ветров,
в тайге и в пещерах;
ты болел в нем ужасным безголосом
и выздоровел благодаря;
его для тебя вязали,
держась за руки,
мать и любимый другой человек
из шерсти собаки,
вот она, кстати,
которую ты потом спас,
достав из холодных пучин
того океана,
с той самой шхуны,
и если б не шарф,
собаке пропасть
от простуды и жесточайшей
обиды на жизнь;
а когда завершились
твои приключения,
ты подарил мне шарф и собаку,
сказал, они больше
тебе ни к чему.
один человек смотрел
на шарф и на пса
и всем собой ощущал,
до чего они оба — его,
только его,
что отдать их было
самой страшной ошибкой
на свете,
и непонятно вообще-то,
зачем без них жить.
верни мне, пожалуйста,
шарф и собаку,
если ты друг,
иначе я их у тебя
возьму силой.
друг обиделся
и ушел навсегда —
друзья не отнимают
ни шарфы, ни псов.
хоть шуточных,
хоть как есть.
один человек остался один.
теперь ни собаки, ни шарфа,
ни друга.
прошло много лет,
друг сжалился и позвонил.
застал.
я нашел твою память,
хочешь — верну?
хотя шарф я потерял,
а пса больше нет от старости.
один человек
отказался:
про шарф и про пса
память ему возвратили
не спрашивая,
добра не вышло.
лучше сам возвращайся,
друг. тебя-то я
никому не дарил.
точно помню.

Колыбельная

Щорс идет под знаменем красный командир
Зевс идет по облаку с громом в кулаке
Морс идет из краника к Павлику в стакан
Пирс идет над жабами под рыданья ив
Бокс идет по телеку судя по всему
Торс идет вдоль берега на литых ногах
Пусть идут раз нравится мы зато лежим

давай

давай пообещаем друг другу
спасти человечество и себя в нем
так мы с тобой не уложимся в срок
несомненно
и придется вновь найтись и дождаться
когда мы опять здесь окажемся

Максу

Ты, Орфей, главное, навигируй как следует,
то есть, главное, выбирай так, чтоб иван-чая побольше,
чтоб солнце хватало за руки, за лицо не спрашивая,
чтоб твой велосипед с его интересною проходимостью
проходил интересно, тебя не роняя.
“Эвридичь, — говоришь, —
так, чтобы можно было переговариваться,
чтобы спрашивать, куда нам красивее —
попрямее или понепролазнее”.
Ты, Орфей, главное, резко не оборачивайся,
чтобы солнце в глаза не хлестнуло,
не слететь тебе с велосипеда чтоб
в иван-чай — я могу не успеть сманеврировать,
и ищи меня тогда лови среди пижм, Эвридикую.