Monthly Archives: October 2018

если счастье

люди — один, второй, третий, многие —
как-то раз против всякой статистики, 
полностью наяву, отчетливо,
без обмана, вдруг стали и далее были счастливы.
вот прямо тянулось оно, счастье,
всё шло и шло, с ноги не сбивалось,
по всем статьям соответствовало
определению, не линяло, не опреснялось.
люди, с первого и до многих,
наликовавшись и раз, и два,
напраздновавшись, конечно же,
спугивать это необозримое счастье
не устремлялись, но осторожно задумались:
а дальше-то как? столько дел было в планах,
еще до этого счастья,
дел, которые делаются от несчастья,
чтобы счастье пришло,
а теперь, значит, все всех подводят,
график изготовления счастья срывается,
недоумение крепнет, время само озирается,
и люди —
с первого и до многих, —
понимают, что жизнь-то не вечна,
а счастье, выходит… что же?
люди желают понять,
что с ними сейчас происходит
и на что дальше можно рассчитывать —
если счастье так и не кончится.

при чем здесь

на каком-то греческом острове
среди тысяч неповторимо таких же
узорчатых сизых олив была и вот эта,
в серебре тысяч свечей на ветвях —
то зеленое пламя, то седенькое,
и эти ветви в морских узлах
ветер зубами затягивает, что ни осень;
а на каком-то ирландском острове
седьмой из одиннадцати дубов,
не пошедших в семнадцатом веке
на бочки под выпивку,
уронил тяжелую третью правую руку
наземь, да так и забыл ее там
еще до последней войны,
теперь к ней на экскурсию
прут синие крокусы, что ни весна.
та олива и этот дуб прекрасной
были бы парой,
на долгие-долгие годы,
но никогда не писали друг другу писем,
не приезжали на бал куда-нибудь в Вену,
не дышали друг другом,
не дарили друг другу
надушенные за сезон
листки прошлогодние,
чтобы хранить их в щелях на стволе,
у самого сердца.
эти двое не знают
друг друга — но всё в порядке.
в порядке таких вещей.
при чем здесь, если не вдумываться,
один человек?

от готовности далее

это тело
претерпело, —
думал один человек,
разглядывая.
нет, какое счастье,
оно все еще претерпевает,
это тело пока что претерпевает
счастье
и все остальное.
гладил один человек
это тело,
оно потело и мерзло,
ждало, он гладил,
он, кажется, успевал
стать хорошим,
пока не все еще
претерпело,
кажется, успевал,
невзирая на эти ребра,
на эти сухие ссадины,
на вес, весь изнутри,
брал это тело в руки,
левую в правую,
тело плакало
от привязанности,
от готовности далее
претерпевать.