всё равно

один человек носил
свое хрупкое сердце
в картонной коробке,
обложенное опилками
и такими вот штучками
из пенопласта,
с надписью “хрупкое,
не кантовать”.
почта, пригнав почтальона
в покровах ночи,
отняла это сердце,
послала кому-то
ну и разбила
в холодном товарняке.
другой человек носил
свое хрупкое сердце
в клетке — грудной, —
обложенное сосудами
и такими вот штучками
из плоти и кожи,
с татуировкой “хрупкое,
не кантовать”.
к нему никого не слали,
ни днем, ни после заката,
а оно все равно разбилось,
упав однажды
с двухспальной кровати,
на сквозняке,
вместе с клеткой.

Advertisement

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s