Monthly Archives: December 2016

не освобождает

один человек презирал закон
всемирного тяготения,
считал его злою силой,
нелюбовными узами,
нелетной погодою,
мозолями, стоптанными ботинками,
потрепанными штанинами,
упавшими бутербродами,
неподъемною тяжестью.
но со временем стал тяготеть
к некоторой музыке,
определенным холстам и краскам,
к пейзажам стал тяготеть
морским и горным,
к некоторым другим людям
и постепенно понял,
что нелюбовь к закону —
по счастью и в соответствии
с каким-то другим законом —
не освобождает
от любви к его
непосредственным
следствиям.

не аниматор

один человек позвонил
как-то раз в четверг
господу богу —
просто поинтересоваться,
не в первый раз,
почему тот открыл луна-парк,
провел электричество,
устроил фонтаны, киоски с мороженым,
комнаты страха и смеха,
назначил праздник
длиной в миллиарды лет,
а сам слинял куда-то в другое место.
бог в это время кормил голубей
и вообще был занят своими делами,
но трубку все-таки снял
(вежливость — дело такое)
и встречно, в недоумении,
уже, наконец, сообщил —
много раз уходил от ответа,
но понял, что не отстанут:
ему-то что луна-парк,
когда он уже построен,
когда всё в нем горит и сияет,
фонтаны струятся,
киоски дают мороженое,
ну серьезно? это ваш праздник,
вот и танцуйте, пожалуйста.
я не аниматор, я устроитель феерии,
вы дети, что ли? тут, что ли, ясли-сад?
далее извинился и попросил
звонить, по возможности,
позже — и не в четверг.
один человек сразу всё понял,
но, тем не менее, буркнул гудкам в телефонной трубке:
и чего он молчал?
сказал бы сразу,
а то ну ей-богу как этот.

настоящая

в любое время часов и календаря
один человек, чем бы ни занимался —
игрался ли в скрипку, учил ли кота лотку,
ел ли морошку или, наоборот, повелевал
красивым подъемным краном —
почти постоянно хотел себе теплую кофту.
обязательно теплую или даже, пожалуй, жаркую.
мохеровую, но не кусачую.
яркую, чтобы все улыбались, но не бестактную.
свободную книзу, свободную в проймах
и в вороте тоже не душную.
в экзотическую полосочку
или в таинственный ромбик,
можно просто трех разных цветов,
нет, лучше пяти.
чтоб под нее рубашка
шла резво и с удовольствием,
и джинсы, и толстые брюки,
и — кто знает? — однажды какой-нибудь килт.
садилась чтоб куртка не глядя,
с размаху, привольно,
и пятна от разной еды
не сразу чтоб портили зрелище.
настоящая кофта, короче.
он ждал ее лет двадцать семь,
а может — и все двадцать восемь,
сбился со счета. друзья ему надавали
множество разных кофт, он их втихаря передаривал
так, чтоб никого не обидеть, а увидел ее, ту самую,
чисто случайно, надетую на другого,
жившего в картонной коробке
от миниатюрного трактора.
безупречная кофта видала все виды,
какие только бывают,
но осталась навек безупречной.
один человек предложил другому все до единой
свои всевозможные кофты в обмен на его,
но другой-то знал, до чего она безупречна,
и ни на что — и ни за что — менять ее не решился.
тогда один человек забрал эту кофту себе
вместе с другим человеком.
с тех пор они живут вчетвером: один, его кот,
другой и настоящая кофта.
одному человеку — он понял — достаточно
просто каждый день убеждаться,
что есть на свете его безупречная кофта.
а другой человек, между прочим,
оказался хорошим соседом.

мало огня

говорят, сначала один человек
пришел к другому, постарше,
принес с собой маленький,
но плясовой факел, звезду
на недлинной палке.
другой человек с большой любовью
сказал, что не видит огня.
один человек всполошился,
проверил звезду и палку,
покрутил головой, поискал тени
на стенах: всё вроде на месте,
но, может, и впрямь не горит
ничего на самом-то деле.
ушел в темноту, звезду на палке
унес, долго с нею возился,
вложил в нее, как говорится,
всю душу, звезда запылала ярче,
да и палка к весне отросла
в длину и вроде бы сделалась крепче.
а потом, говорят, оказалось,
что другой человек, постарше,
был абсолютно слепой
глазами.

крошки

однажды всё совершенно замерзло,
а одному человеку потребовалось заснуть,
другой человек случайно был там же, где и один,
между ними существовала связь в виде “здрасте”
и всё, они даже не знали про возраст и образование.
ну и легли под одно одеяло, просто от холода,
чтобы один человек смог поспать.
и дальше опять ничего-ничего, обнялись,
как два теплых батона с руками.
заснули, короче. и там, во сне, между ними
случился синий пролив и вантовый мост,
и несколько вымерших птиц, и эмалированный чайник
в цветочек, замурзанный чистой золой,
и подол апельсинов.
наутро проснулись, и стало меж ними “прощайте”.
но через сколько-то времени всё совершенно оттаяло,
спать перестало быть нужным,
оба они позвонили друг другу одновременно,
забрались на вантовый мост
с одного и того же конца,
и дальше их видели через пролив,
две белые крошки батона
в полной сохранности.

придут извиняться

один человек очень боялся ночей
и однажды решил от них убежать:
продал всё подчистую и купил на все деньги
билетов на самолеты, чтоб постоянно
мчаться на запад, на запад, на запад
и не знать больше ни одной ночи,
и черт с нею, с этой едой
из поролоновых плошек.
в пути он узнал очень много толковых
людей и рассветов,
повстречал всех до одной стюардесс,
запомнил все облака над землей,
но однажды заснул на посадке,
и стюардессы решили устроить ему
подарок от всех небесных людей:
закатили птицу в ангар вместе с ним
и там заготовили торт и цветы,
отключили весь свет и зажгли фейерверки.
один человек пробудился под грохот петард
в темноте и немедленно умер от страха.
тут наконец пришли к нему все его ночи,
стали его целовать и за всё перед ним извиняться.

планы на

Проснуться
Прийти в себя
Разобраться что к чему
Поработать
Сгонять (далее список мест)
Принести/унести пользу
Поговорить с (далее список людей и предметов)
Разобраться что к чему уже наконец
Сгонять (далее список мест)
Еще чуть-чуть поработать
Проснуться по-настоящему
Поперетаскивать пользу, на сон грядущий
Поговорить кратенько с (далее список людей и предметов)
Умыться, раздеться
Поспать

Такой был у одного человека список дел
на всю жизнь.