Daily Archives: 08/03/2015

The Valediction. A Fable

A human is born in the Magical Woods,
To the forest of might and light,
And there they come, the lords of this place,
What an awesome and spellbinding sight!

Whenever they come to a cradle at night,
Whenever they trudge through the wild,
Or ride their unicorns—or just descend
To the rim of the crib of a child,

They always pronounce the same ancient spell,
They chant as they sway and they loom,
And this incantation can never be changed,
Or else the young life would not bloom.

The Elven Queen comes forth and squints at the child,
And offers a silvery dove,
‘Whoever you are, whatever you do,
You shall never disdain any love.’

The King of the Dwarves proffers his axe,
And now the spell he will make,
‘Whoever you win, whatever you lose,
The love that is given you take.’

The Prince of the Pixies flies from above,
He brings sage, laurel and thyme,
‘Whoever you charm, whatever the spell,
Love accepted defies death and time.’

The Princess of Mermaids is there in the brook,
She offers a conch shell and pleads,
‘Whoever you play with, whatever you play,
Loves given to you are your seas.’

And now he comes, the Master of Trees,
As old as earth’s oldest crack.
The flame of life he sparks in a child,
‘Keep it up. You must learn to love back.’

I once knew the child that was blessed by those lords,
We shared some biscuits and tea,
That child looked like silver and wood,
Like a moonbeam wandering free.

I asked that child of flickering light,
How come we are to obey
And accept the boon of love in this life,
Not just learn to give it away?

The offspring of silver, the child of the woods,
The skilled one, the creature of lore
Replied, ‘If one learns to truly accept,
Then one can give even more.’

GO-WEST-Froud-200

По-русски:

Дитя рождено в Волшебных Лесах,
В тишине, где сила и свет,
К ребенку приходят владыки лесов,
И чудеснее зрелища нет!

Когда б ни нашли они колыбель,
Когда б ни явились, спеша,
На единорогах, на крыльях, пешком,
К кроватке лесной малыша,

Одно заклинанье читают они,
Льют воском заветных строк,
Ни слова в заклятье нельзя изменить,
А изменишь — безжалостен рок.

Царица эльфов в дар принесла
Горлицу чистых кровей:
«Стань кем желаешь, властвуй, твори,
Но любовь презирать не смей».

Гномий царь преподносит топор боевой,
Седа у царя борода:
«Воюй до победы, проигрывай всё,
Но любовь принимай всегда».

Вождь лесного народца слетает с ветвей,
Он подносит молоденький клён:
«Колдуй и чаруй, увлекай и морочь —
Будь любовью дарёной спасён».

Принцесса русалок плещет в ручье,
Ракушка в ладонях дрожит:
«Шали с кем захочешь, рискуй, озоруй,
Но любовь подарили — держи».

Последнее слово — Князю Дерев,
Древнее некому быть.
Роняет он искру в грудь малышу:
«Береги ее. Знай, как любить».

С таким человеком был я знаком,
Мы делили с ним кров и обед,
Ныне он — чистое серебро,
Как беспечный полуночный свет.

Я спросил у него в предзакатный час,
Почему нам потребно знать,
Как принять дары поднесённой любви,
А не только уметь отдавать?

Серебряный отпрыск, дитя листвы,
Хрупкий, как дымная нить,
Мне ответил: «Кто может взаправду принять,
Сумеет стократ одарить».

отцу

отцу 67,
всё, что есть между нами,
либо ширится, либо сжимается,
как никогда до сих пор
(раньше, когда он менялся,
казалось, что всё в нем незыблемо).
а теперь между нами всё меньше лет
и всё дальше разлёт траекторий
наших планет в сумраке зрения, думанья:
я делаюсь, он уже сделан.
но чем дальше мы друг от друга,
тем ближе: мы с разных концов,
стирая часы и минуты до искр,
входим в синий пояс покоя,
где мнения – сор пустоты,
незначимый шум беловатый,
где практически в полном молчанье –
за шелестом воспоминаний и трёпа,
за четырьмя десятками лет узнавания,
есть наша странная связь,
и мы уже знаем, что и она
условна, конечна, случайна –
отчего и ценна –
и солёное великодушие:
будь таким, какой есть,
будь такая, как есть,
будь – и всё.