Monthly Archives: January 2015

хочешь

хочешь проснуться уже наконец, хоть на время?
хочешь перекинуть все тумблеры в положение “вкл.”?
хочешь вспомнить, как это — “скалам-плевать-на-твой-внешний-вид”?
хочешь драться с подлеском руками и матом?
хочешь снова увидеть, что каменным рыбам без разницы,
мягкий ты или костный?
хочешь ползти, приникать и смотреть на дорогу ногами?
хочешь мясом своим провести по следам ледниковым?
хочешь?
нет, правда, хочешь?
сойди
на спуске
с тропы.

молча

OLYMPUS DIGITAL CAMERAчайки пьют чай с репьями, соленый,
кошки хватаются руками за голову,
рыбки вечно немытые, но всегда искупались,
скамейки у кромки воды не знают своего счастья,
фиалки в кадках с лепниной выше всего этого.

а еще выше облизанный ветром камень,
и черепица, и драная сетка, румяная ржой,
и звезды в спокойной дали друг от друга
но площади и переулки этого неба,
которое тут, надо всем,
таковы, что звезд много больше,
чем чаек, котов, скамеек, фиалок и рыб.

и все они счастливы молча.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA OLYMPUS DIGITAL CAMERA

и выросло

Человек бросает в землю пыль —
и вырастают цветы.
Человек бросает в землю еду —
и вырастает сад.
Человек бросает в землю камни —
и вырастает дом.
Человек бросает в землю себя
и вырастает совершенно
в другом месте.

Мир, метод, морок и мнение

Пусто не было, но взрывов больших
никогда не бывает много —
ты создал еще один мир
или даже тиару миров,
они все мне нужны, я буду там жить
или в гости туда заходить,
и за этот подарок спасибо.

Не беспомощно было,
но лишним не будет еще один ящик
или даже сундук с долотами —
ты дал мне еще инструментов,
они мне нужны, я буду их
в дело пускать,
и за этот подарок спасибо.

Красоты доставало,
но морок любой так прекрасен,
хоть страшный, хоть милый —
всё мартышке ума погремушка
или сойке резная кормушка.
Твои желтые дроки мне пахнут,
спасибо за них.

Не бессмысленно было,
но незримое радио смыслов,
телеграф голосов присылает решения,
что ты принял, легко или больно,
и меня в них настойчиво ждешь.
Спасибо за то, что доверил,
но дальше — не знаю,

писатель. Мир, метод и морок беру,
а за мнение… ладно, спасибо.

Please shut up

“Psst, psst, hey you, down there,
yes, I’m talking to this pack of flesh
possibly as juicy as this round self I call mine,
and I’m not being condescending here
yet,
I wish you so well you hardly can even imagine.
Please shut up.
I know I know you were not talking out loud,
but oh sweet goodness your thinking!..
Don’t look at me, ’cause you’ll be grabing and clinging
right on spot — yes oh yes, by all means, you like me,
but I’m hesitant to call it “nice”.
Drop your ideas about me, all of them,
try to perceive me for what I am,
though it won’t be easy; it takes some gear,
and habit, that you obviously lack.
See me through, see though me,
see the shapes of the air around the sides of this self
of mine, the space it is in.
Oh I’m so arbitrary, trust me, whatever your thinking
sells you right now.
You’ll feel me when I come down
on you. But for now
just breathe me, rest on me,
try not to crave for me,
allow the notion of no-me here.
And please shut up,
for all sweet goodness
of me”, —

above this head I call mine
said the orange.

The blue, the brown

For crying out loud:
blue, brown.
It’s dying, it’s reviving,
blue, brown.
The man, the woman, merging,
blue, brown.
Before- and afterlife
is blue, is brown.
The wood that has been touched
by living, by demise, and then – by human hand;
the china or the delft with stains of tea
and older lips along the rims;
the otherworldly blood on worldly earth,
and birds, and butterflies,
and copper-seen-it-all,
the solid and the running,
both changing,
the eyes, the hair.
The house we shall live in
built already and already painted
blue and brown-
it needs to grow scarred
so colours mesh
and cease to be just blue, just brown,
but brownblue.